БИБЛИОТЕКА
БИОГРАФИЯ
ПРОИЗВЕДЕНИЯ
ССЫЛКИ
О САЙТЕ





предыдущая главасодержаниеследующая глава

Глава XXIX. Смерть герцога Энгиенского (продолжение)

"На вашей родине,- продолжал император,- меня обвиняют также и в смерти Пишегрю". "Огромное большинство англичан твердо уверено, что его удавили в Тампле по вашему приказанию". Наполеон с жаром ответил: "Какая дурацкая выдумка! Вот вам лучшее доказательство того, до какой степени страсти способны затемнить правильность суждений, которою так гордятся англичане. Чего ради понадобилось бы мне злодейски умертвить человека, который по всем законам его страны неминуемо должен был взойти на эшафот? Заблуждение ваших соотечественников было бы простительно, если бы речь шла о Моро. Если бы этого генерала в тюрьме постигла смерть, были бы основания усомниться в самоубийстве. Моро был любим народом и армией, и мне никогда не простили бы, если б он умер во мраке тюрьмы, хотя я нимало не был бы повинен в этом".

"Наполеон,- продолжает свой рассказ Уорден,- умолк, и я возразил ему: "Можно согласиться с вами, генерал, что в этот период вашей деятельности требовались суровые меры; но никто, я думаю, не попытается оправдать ту поспешность, с какою молодой герцог Энгиенский был схвачен, предан суду и казнен". Он с жаром ответил: "Я убежден в своей правоте и снова повторяю уже высказанное мною утверждение, что я так же хладнокровно велел бы казнить самого Людовика IX. Чего ради они замыслили убить меня? С каких это пор нельзя стрелять в убийцу, который покушается на вашу жизнь? Так же решительно я утверждаю, что не получал от герцога Энгиенского после его осуждения никакого обращения, никакого письма".

Уорден прибавляет: "Говорят, будто у Талейрана хранится письмо, которое герцог адресовал Наполеону, но которое министр, не убоявшись ответственности, передал императору только тогда, когда рука, писавшая его, уже окоченела. Я видел копию этого письма в руках графа Ласказа. Он показал мне его с невозмутимым видом как один из многочисленных секретных документов, могущих разъяснить некоторые туманные места той истории, которую он пишет под диктовку Наполеона.

Молодой герцог просил сохранить ему жизнь. Он писал, что считает династию Бурбонов конченной, - это его твердое убеждение; что на Францию он смотрит только как на свою родину и любит ее как таковую со всем пылом самого искреннего патриота; что чувства, его одушевляющие, те же, что чувства всякого французского гражданина; что он нисколько не помышляет завладеть короной, так как для прежней династии она утрачена навсегда. Поэтому, исходя единственно из того, что он француз и что Франция - его родина, он просит разрешения посвятить ей свою жизнь и свои силы. Он готов занять любую должность во французской армии, стать храбрым, верным солдатом, безоговорочно повинующимся приказаниям власти, в чьих бы руках она ни находилась. Он готов принести клятву в верности. В заключение он заявлял, что, если ему будет сохранена жизнь, он, соблюдая непоколебимую верность, мужественно посвятит себя защите Франции от ее врагов".

предыдущая главасодержаниеследующая глава





© Злыгостев Алексей Сергеевич, 2013-2017
При копировании материалов просим ставить активную ссылку на страницу источник:
http://henri-beyle.ru/ 'Henri-Beyle.ru: Стендаль (Мари-Анри Бейль)'

Рейтинг@Mail.ru