БИБЛИОТЕКА
БИОГРАФИЯ
ПРОИЗВЕДЕНИЯ
ССЫЛКИ
О САЙТЕ





предыдущая главасодержаниеследующая глава

Глава LIX. Внутренние дела. Восстание в Голландии

В Дрездене после битвы двадцать шестого августа Наполеон, по-видимому, стал жертвой ложного представления о чести; он не захотел пойти на уступки. Привычка к верховной власти усилила природную его гордость и ослабила в нем здравый смысл, столь замечательный в более ранние годы.

Это полное исчезновение здравого смысла еще более резко проявляется в действиях, касающихся внутреннего управления. В этом году он заставил свой презренный Сенат отменить решение апелляционного суда в Брюсселе, вынесенное на основании постановления присяжных, по делу об антверпенском акцизе. Монарх оказался законодателем, обвинителем и судьей в одном лице; все это с досады на то, что нашлись мошенники настолько ловкие, что сумели обойти установленные им правила.

Другое решение Сената свидетельствует о том, что деспот окончательно лишился рассудка. Это решение, нелепое хотя бы уже потому, что оно нарушало установления, именовавшиеся основными законами Империи, гласило, что мир с Англией ни в коем случае не будет заключен, прежде чем она вернет Гваделупу, только что уступленную ею Швеции. Члены Сената, до вступления в него почти сплошь принадлежавшие к числу наиболее выдающихся людей Франции, будучи призваны в Люксембургский дворец, уже не состязались между собой ни в чем, кроме низости. Мужественная оппозиция тщетно пыталась пробудить в них стыд; они отвечали: "Век Людовика XIV снова настал; мы не хотим губить себя и свои семьи". Поскольку заседания не были публичными, принадлежность к оппозиции была связана лишь с опасностями, но не могла принести славы, и будущим поколениям надлежит с особой признательностью запомнить имена Траси, Грегуара*, Ланжюине**, Кабаниса***, Буасси д'Англа, Лануара-Лароша****, Коло, Шоле, Вольнея***** и нескольких других достойных людей, еще и поныне состоящих в оппозиции и подвергающихся оскорблениям со стороны все тех же льстецов, которые лишь переменили хозяина******.

* (Грегуар, Анри (1750-1831) - видный деятель Французской революции, священник, а позже епископ. Был членом Учредительного собрания, принимал активное участие в выработке гражданского устройства духовенства. В Конвенте одним из первых потребовал провозглашения республики; во время якобинской диктатуры был членом Комитета народного просвещения Был сенатором и графом наполеоновской империи. Прославился своей борьбой за уничтожение рабства негров. Во время Реставрации примыкал к либеральной партии. Реакционеры ненавидели его. Духовенство лишило его христианского погребения.)

** (Ланжюине, Жан-Дени (1753-1827) - французский политический деятель. Был членом Учредительного собрания, в котором примыкал к группе конституционных монархистов. Во время якобинской диктатуры скрывался от преследований; после 9 термидора возвратился в Конвент. Наполеон сделал его сенатором и графом Империи. Во время Реставрации был членом палаты пэров.)

*** (Кабанис, Пьер-Жан-Жорж (1757-1808) - врач, литератор и философ, сыгравший во время революции большую роль в реорганизации медицинского образования.)

**** (Ленуар-Ларош, Жан-Жак, граф (1749-1825) - французский юрист и политический деятель консервативно-монархического направления, был сенатором наполеоновской империи.)

***** (Вольней, Константен (1757-1820) - французский писатель, ученый (ориенталист) и просветитель, идеолог прогрессивной буржуазии в ее борьбе против феодальных порядков. В 1790 году выпустил книгу "Руины или размышления о революциях в государствах", направленную против религии и церкви как оплота реакции. Был членом Учредительного собрания; во время якобинской диктатуры сидел в тюрьме.)

****** (То see (посмотреть) "Размышления" г-жи де Сталь for the names (для имен).)

Наполеон разослал всем своим префектам приказ - поносить короля шведского Бернадота в сотнях адресов, нелепых вдвойне, ибо, покинув Францию, Бернадот стал шведом*.

* (См. все тот же "Moniteur". Самыми подлыми из числа людей, подписавших эти адреса, были те, что два года спустя оказались самыми смехотворными и кровожадными роялистами. См. речь г-на Сегье.)

Тем временем Веллингтон, побеждая, силою обстоятельств, полководца более искусного, чем он сам, приближался к Байонне. Голландия восстала. Сорок четыре жандарма, составлявшие весь гарнизон Амстердама в день, когда произошло самое мирное из всех когда-либо совершавшихся восстаний, не в силах были помешать этой стране отложиться от Франции. Самые неприступные крепости были заняты так же легко, как и деревни. Во внутренних областях Голландии император не оставил ни одного солдата, ни одного снаряда, а самое главное - ни одного дельного человека. Все, что смогли сделать,- это удержать Берг-оп-Зоом, и вскоре французский гарнизон, взяв в плен корпус английских войск, осадивший крепость, явил миру disjecta membra poetae.

После отпадения Голландии была опубликована франкфуртская декларация; она предлагала Франции Бельгию и левый берег Рейна; но в чем заключались гарантии этого обещания? Что могло помешать союзникам через месяц после заключения мира возобновить военные действия? Будущие поколения запомнят вероломство, проявленное ими после дрезденской и данцигской капитуляций.

предыдущая главасодержаниеследующая глава





© Злыгостев Алексей Сергеевич, 2013-2017
При копировании материалов просим ставить активную ссылку на страницу источник:
http://henri-beyle.ru/ 'Henri-Beyle.ru: Стендаль (Мари-Анри Бейль)'

Рейтинг@Mail.ru