БИБЛИОТЕКА
БИОГРАФИЯ
ПРОИЗВЕДЕНИЯ
ССЫЛКИ
О САЙТЕ





предыдущая главасодержаниеследующая глава

Об Англии

(Заметка "Об Англии" была опубликована Р. Коломбом в виде письма Стендаля, адресованного самому Коломбу. В августе 1826 года Стендаль действительно был в Лондоне, но заметка эта совсем не похожа на письмо. В ней характеризуются социально-экономическое положение Англии, бедственное положение пролетариата, почти обреченного на вымирание, жестокий пауперизм и вместе с тем небывалое до того развитие промышленности и роскошь высшей аристократии, о которой не могли мечтать французские аристократы.

В 1823 году Деланглар установил в Париже свою геораму, изображавшую земную поверхность на внутренней стороне полого шара. Зритель помещался внутри сферы и мог таким образом наблюдать всю поверхность земного шара одновременно.)

Лондон, 14 августа 1826 г.

1. Когда входишь в Геораму, поражаешься, как мала английская территория; однако этот маленький остров, во всем испытывающий нужду, волнует мир со времен Кромвеля.

2. Двести лет тому назад в Англии жизнь была дешевле, чем в Голландии. Голландия в то время владела морским транспортом всего мира. Английский рабочий, ежедневное потребление которого было меньше, чем голландского рабочего, стал для Европы поставщиком многих товаров.

3. Большинство богатых собственников с тремя или четырьмя тысячами фунтов стерлингов дохода - мировые судьи. Всякий англичанин, живущий поденным трудом, вне закона. Мировой судья может отправить его на некоторое время в тюрьму за пустячные или очень мало предосудительные поступки, которые бедный поденщик принужден часто совершать. Мировой судья отправляет в тюрьму на основании Warrant Act* **. Этот Warrant Act был слегка исправлен в соответствии с докладом парламенту в 1821 году; но и в нынешней его форме он все же объявляет вне закона всякого бедного англичанина, живущего поденным трудом.

* (Закон о предписании об аресте (англ.).)

** (Warrant Act - предписание об аресте, которое, согласно английским законам, может быть дано лишь судебными органами. Введение этого закона имело целью ограничить произвол исполнительной власти. Но закон предусматривает многочисленные отклонения от этого правила, и часто в него вносились существенные дополнения и изменения в зависимости от политического положения страны и характера преступления.)

4. Всякий англичанин, у которого в кармане нет двадцати пяти фунтов стерлингов, чтобы начать процесс, находится почти вне закона. Ему остаются только два очень ненадежных средства: первое - то, что обида, на которую он жалуется, настолько интересна, что о ней могут напечатать в газете; аристократия чрезвычайно боится гласности (ср. разрушение дома одного журналиста в Канаде, описанное в газетах начала августа 1826 года).

Второе средство, которым располагает бедняга, заключается в том, что прокурор может найти его жалобу достаточно основательной и начать процесс, рассчитывая на уплату проторей и убытков обвиняемым, который будет присужден к этому.

Ясно, как ненадежны оба эти способа.

5. Если какой-нибудь англичанин, не имеющий в кармане двадцати пяти фунтов стерлингов, находится, так сказать, вне закона, то всякий молодой англичанин, у которого нет восьмисот фунтов стерлингов дохода, принужден работать. Если бы он не работал, на него стали бы косо смотреть. Но когда работаешь, надо подчиняться, по крайней мере внешне, всем предрассудкам общества, в котором живешь. Если бы какой-нибудь адвокат, врач, спикер Палаты общин взял в любовницы замужнюю женщину, то это причинило бы ему немало вреда.

6. Англичане - жертвы труда. Пришлось издать закон о том, чтобы детей моложе пятнадцати лет не заставляли работать больше двенадцати часов в день; я видел, как работают судьи и адвокаты.

Едва ли народ, так порабощенный трудом, имеет время для умственного развития, т. е. для того, чтобы продумывать оттенки понятий и замечать мелкие различия в происшествиях. Мне кажется, что трудно быть счастливым, не работая двенадцать-пятнадцать часов в неделю; но работа свыше шести часов в день уменьшает счастье.

7. Вы совсем не поймете Англии, если не прочтете сначала "A Peep at the Peers"*: это отчет о том, сколько стоит народу каждый пэр. Многие, как герцог Веллингтон, маркиз Энглси**, лорд Эксмоут***, имели заслуги; но они отличались в войнах, предпринятых ради выгоды аристократии, т. е. к невыгоде народа.

* ("Взгляд на пэров"**** (англ.).)

** (Маркиз Энглси, собственно Педжет, получил титул маркиза Энглси в вознаграждение за заслуги в битве при Ватерлоо.)

*** (Лорд Эксмоут (1757-1833) - английский адмирал, участвовавший в войнах против Французской республики. Он блокировал в течение трех лет французские порты на Средиземном море.)

**** ("Взгляд на пэров" - брошюра, в которой указаны доходы английских лордов, получаемые ими в виде вознаграждения за занимаемые должности. В библиотеке Стендаля был экземпляр этой брошюры.)

8. Для того, чтобы помочь аристократии в ущерб народу, г-н Питт утроил государственный долг, поглощающий теперь две трети налогов. Ни один народ не бывал так одурачен, как англичане были одурачены г-ном Питтом. С 1792 по 1814 год девять десятых народа страстно желали войны с Фракцией. Священники, которым, может быть, в течение восьми месяцев в году помогает унылый климат, сделали из англичан самый религиозный народ в Европе. Эта необычайно унылая, враждебная всякому наслаждению религия сослужила г-ну Питту большую службу.

9. Предположим, что богатый фабрикант умирает в 1796 году и оставляет своему сыну две тысячи фунтов стерлингов дохода (пятьдесят тысяч франков).

Если бы сыну пришло в голову жить на эту ренту и перестать работать, то он повредил бы г-ну Питту. Г-н Питт принудил его при помощи могущественного общественного мнения работать десять часов в день, как его отец. Что же произошло? Предположим, что сын не стал ученым, как Лавуазье, Гельвеций, Лашоссе и столько других французов, оставивших дела ради умственных трудов; предположим, что он умер в 1820 году, оставив капитал с доходом в четыре тысячи фунтов стерлингов. Это для г-на Питта было неважно; но для него было важно, что фабрикант, ежегодно зарабатывая тысячу фунтов стерлингов, платил государству почти ту же сумму в тысячу фунтов стерлингов. Эти деньги г-н Питт приносил в жертву своей страстной ненависти к свободе и к ее апостолам-французам и защищал аристократию от народа.

10. Благодаря налогам на пиво, вино и т. д. английский рабочий не может прожить меньше чем на полтора или два шиллинга в день. Следовательно, стремление Англии быть, как и прежде, фабрикантом Европы в области шерстяных и железных изделий, и т. д., и т. д., стало нелепым. Рабочий в Марселе или в Гамбурге обходится на две трети дешевле, чем английский рабочий. Борьба могла на некоторое время затянуться: 1) потому, что англичане изобрели и применили необычайно остроумные машины (какие я видел в Манчестере 7 августа); 2) потому, что они работают более тщательно и разумно; 3) потому, что они работают двенадцать или даже пятнадцать часов в день. Через несколько лет такой жизни рабочий становится рабочей машиной.

11. Г-н Макинтош, лучший из современных английских экономистов, принимает средство за цель. Человек живет на земле не для того, чтобы стать богатым, но для того, чтобы стать счастливым. Встречая на улице зевающего богача, Макинтош должен был бы ударить его: этот богач является памфлетом против системы английских экономистов, согласно которой всякий богатый человек есть человек счастливый.

12. В "Globe" от 22 июля 1826 года я читаю письмо о Корсике. "Мы выехали из Аяччо,- рассказывает автор,- оставили позади себя зеленые кустарники, называемые маки, которые покрывают всю Корсику, и, поднимаясь в гору, очутились среди каштанов, которые бывают здесь изумительной толщины; я видел такие, которые не могли бы охватить четыре человека. Пища, которую дает это дерево жителям, не требует труда и очень благоприятствует их лени, именуемой ими умеренностью. Корсиканский крестьянин, запасшись каштановым или ячменным хлебом на год, живет праздно, разгуливает с ружьем за плечами, а главное - не хочет работать. Корсиканский крестьянин представляет собой полнейший контраст бирмингемскому или манчестерскому рабочему".

Я думаю, что корсиканский крестьянин недостаточно работает, но, по-моему, он счастливее англичанина. Я больше сочувствую корсиканцу главным образом потому, что его религия причиняет бесконечно меньше вреда, чем религия англичанина.

13. Всем известно, что когда Генрих VIII порвал с Римом, он оставил духовенству огромную десятину и земли для того, чтобы оно не возбуждало против него его подданных. До сих пор существуют простые бенефиции livings, приносящие двести тысяч франков счастливым бездельникам, обладающим ими. Многие livings приносят восемьдесят, пятьдесят, сорок тысяч франков. Большинство епископов имеют от двухсот до трехсот тысяч франков дохода, не считая того, что они имеют возможность предоставлять своим сыновьям и друзьям несколько десятков livings. У архиепископа кентерберийского два или три миллиона дохода. Архиепископ йорский, епископ дерхемский известны своими колоссальными доходами; но это все же не большая беда.

У несчастного рабочего, у трудящегося крестьянина есть только одно воскресенье. Но религия англичан запрещает по воскресеньям всякие удовольствия, и она добилась того, что сделала этот день самым печальным из всех. Это едва ли не самое большое зло, какое религия может причинить народу, задавленному работой в течение остальных шести дней недели. Кроме пятидесяти двух воскресений, у англичан есть три праздника, что составляет пятьдесят пять дней или почти два месяца, т. е. приблизительно шестую часть жизни. Английская религия, которая влияет в том же направлении, что и климат, унылый в течение полугода и решительно враждебный людям в течение четырех месяцев, делает глубоко печальной шестую часть жизни своих несчастных последователей. Иезуиты, и те не причиняют такого вреда даже самым оглупевшим от суеверий папистам.

14. Нахалы или протестанты, такие же добросовестные, как и иезуиты, могут отрицать факты, указанные в предыдущем параграфе: путешественник, проезжающий по Англии, видит множество доказательств этому. Половина англичан и даже немного больше - методисты; платя десятую часть дохода признанному государством духовенству, они не ходят в его церкви и имеют своих священников, которых содержат. Религия методистов делает воскресенье еще более унылым, чем англиканская религия. "Нарушить субботу", т. е. поехать в воскресенье за город,- один из величайших грехов в глазах методистов. По воскресеньям они отлично поют псалмы (я слышал это в Уиндзоре) или читают сборник сказок, часто жестоких, и возвышенных од, называемый библией. Методисты - преемники пуритан, о которых не следует отзываться слишком дурно, так как они подарили Англии свободу.

15. Вплоть до освобождения Америки в 1773 году Англия была самой свободной страной цивилизованного мира. Можно надеяться, что благодаря гласности, т. е. свободе прессы и суду присяжных, установленному во всей его чистоте г-ном Пилем, свобода понемногу и незаметно задушит аристократию и предрассудки. Вероятно, в течение одного или двух веков, если не произойдет какого-нибудь счастливого события, все народы, стремящиеся к свободе, будут ссылаться на Англию; однако многие из них до истечения этого отдаленного срока станут свободнее, чем она.

предыдущая главасодержаниеследующая глава





© Злыгостев Алексей Сергеевич, 2013-2017
При копировании материалов просим ставить активную ссылку на страницу источник:
http://henri-beyle.ru/ 'Henri-Beyle.ru: Стендаль (Мари-Анри Бейль)'

Рейтинг@Mail.ru