БИБЛИОТЕКА
БИОГРАФИЯ
ПРОИЗВЕДЕНИЯ
ССЫЛКИ
О САЙТЕ





предыдущая главасодержаниеследующая глава

1803

Сюжеты произведений

(Сюжеты произведений - замыслы Стендаля, оставшиеся неосуществленными.)

Комедии:

"Влюбленный философ", пятиактная комедия в стихах (Эмиль, море, сюжет "Наставников").

"Памела", пятиактная комедия в стихах.

"Наказанная кокетка", пятиактная комедия в стихах.

"Обольститель", пятиактная комедия в стихах (Ловелас).

9 прериаля XI г. (29 мая 1803 г.).

Собираюсь писать "Два человека", расширенный сюжет "Философа".

После этого - "Гамлет".

Потом три года отдыха.

Затем, может быть:

"Придворный" - возвышенный и прекрасный сюжет.

"Соблазнитель" и "Влюбленный соблазнитель" - прекрасные сюжеты, от которых я откажусь, так как они продержатся самое большее двести лет.

Трагедии:

"Гамлет", пятиактная трагедия в стихах. Начать с этого. (Бросил из-за композиции характера в пятом акте, найденной в "Гипермнестре".)

"Отелло", или "Ревнивец".

"Константин", сюжет "Дона Гарсии", показав при этом Юлию и, может быть, ее отца.

Перенести на французскую сцену "Царя Эдипа" Софокла; эта трагедия с ее пышностью и хоровыми отрывками произвела бы в Опере большой эффект.

Поэмы:

"Потерянный рай", в четырех песнях. (Этот проект представляется мне превосходным для подготовки к Ф. 9 прериаля XI года (29 мая 1803 года.)

Падение Римской республики и основание Цезарем империи.

"Искусство любви" - другими словами, искусство обольщения. Восхитительный сюжет. Чтобы взяться за него, надо хорошо знать женщин. Оттенок нежной чувствительности. История искусства любви. История любви во времена рыцарства.

Четыре песни.

Начать двадцати шести лет.

"Поэтическое искусство" Буало холодно, у Горация оно гораздо более поэтично. К пятидесяти годам создать свое собственное. Вложить в него всю страстность этого замысла, в нем-то и заключается искусство волновать. Моя "Ода славе" будет в ней только эпизодом. Вводить туда только новое.

Прозаические произведения:

История Бонапарта.

История Французской революции.

История великих людей, живших во времена Французской революции.

Приступить к этим трем работам в тридцатипятилетнем возрасте, то есть через пятнадцать лет.

19 прериаля XI г. (8 июня 1803 г.).

Декламация. Необходимо до того, как разовьется мой талант к декламации, полностью насладиться у г-жи де Н... тем уважением и всеми теми развлечениями, какие я нахожу у нее в доме в настоящее время. Я был представлен этой даме 7 фрюктидора X года. Я горел желанием попасть в общество, которое для молодого человека вроде меня является в Париже как нельзя более приятным. Представивший меня ей Ларош был и сам не слишком близко знаком с нею, но хорошо знал ее через племянника генерала Костюшко, который часто бывал у нее в течение двух лет. Как мне впоследствии рассказала Жюльетта, мой тон показался сначала чрезмерно легкомысленным и резким, но обо мне много говорили и всякий раз находили, что у меня прекрасное сердце. Они тоже очень добры,- вот почему в дальнейшем мы так понравились друг другу, а теперь на глазах у меня стоят слезы при одной мысли о том, что я должен расстаться с ними неизвестно на какой срок.

9 брюмера я из вежливости прочитал роль Аркаса из "Ифигении". Это оказалось не так трудно, как я воображал. Жюльетта сказала, что если бы я захотел, я был бы так же хорош, как Станислав. В действительности Станислав хорошо играет и в трагедиях и в комедиях. Исидор и Шарлотта - тоже хорошо. Адель Донье - иногда очень хорошо, иногда очень плохо.

21 прериаля XI г. (10 июня 1803 г.).

К этому времени я уже начал чувствовать себя несколько непринужденнее, и г-жа де Н. несколько чаще разговаривала со мной. Она предложила мне прочесть "Цинну", но я отказался, как и прежде. Наконец 24 декабря 1802 года, в сочельник, я прочел "Цинну". Никогда еще я не видел подобного триумфа, он свел меня с ума. Меня прерывали аплодисментами через каждые десять стихов. Придя домой, я поклялся себе, что через год буду декламировать превосходно. После этого я переходил от успеха к успеху. Исполняю много ролей, но ни в одной из них не доволен собой. Лучшие мои роли, когда я в ударе, - это Орест*, Владислав, Цинна, Радамист, Сид, Нерестан, Антиох, Орест из "Ифигении в Тавриде", Тезей из "Федры" и т. д.

* (Орест - персонаж "Андромахи" Расина, Владислав - персонаж трагедии Ротру "Венцеслав", Радамист - герой трагедии Кребильона-старшего "Радамист и Зиновия", Нерестан - персонаж трагедии Вольтера "Заира", Антиох - герой трагедии Корнеля "Родогуна".)

Чувствую, что я банален. Меня хвалят, чтобы доставить удовольствие г-же де Н., но в действительности я часто бываю посредственным даже в лучших моих ролях. Это случается тогда, когда я хочу произвести эффект; в таких случаях я произношу слишком отчетливо и становлюсь скованным.

Напротив, когда я думаю только о Гермионе* или об Эмилии и у меня почти что слезы на глазах, я создаю иллюзию самому себе, а часто и другим.

* (Гермиона - персонаж трагедии Расина "Андромаха"; Эмилия - персонаж трагедии Корнеля "Циина".)

Я хочу ограничиться пятью ролями: Цинна, Орест, Владислав, Сид, Радамист. Но, играя их, быть так же близко к совершенству, как Тальма. Несомненно одно: если я не буду делать дальнейших успехов, то покачусь под гору. Когда талант не возрастает, он угасает. Нужно работать над моей отвратительной памятью и моими ролями. Если, вдобавок к этому, у меня будут деньги на занятия в течение трех месяцев с Дюгазоном, я достигну совершенства в этом искусстве, которое, как говорит г-жа де Н., ничуть не ниже искусства кларнетиста. Именно ему я буду навсегда обязан дружбой этой очаровательной женщины, другими словами, самыми чудесными радостями моей жизни и переломом, который сделал из меня человека.

Однако вернемся к декламации. Я играл Цинну семь раз, Сида - восемь, Ореста - восемь, Ореста из "Ифигении в Тавриде" - два, Владислава - пять.

Прекраснейшим днем моей карьеры было 3 вантоза, когда я играл Ореста вместе с Аделью, моей ученицей, в присутствии двадцати пяти зрителей. Никогда еще я не ощущал такой робости вначале и в то же время такого подъема. Я взглянул на собравшихся после слов:

Когда в душе сокрыт...

Все плакали. Я почувствовал себя наэлектризованным. Меня осыпали похвалами и аплодисментами. На другой день у меня было небольшое кровохарканье, С этого дня моя репутация была упрочена.

Моя Адель восхитительно сыграла несколько сцен с Пирром*, и, когда она сказала мне:

* (Пирр - герой "Андромахи" Расина.)

 Таким, как вы сейчас, мне видеть вас отрадно,

я бессознательно произнес: "Хорошо",- что вызвало гром аплодисментов.

Станислав* немного завидовал мне, но, как я сказал ему несколькими днями позже, мы созданы не для взаимной зависти, а для того, чтобы любить друг друга. Случалось, я делал ему замечания по поводу его ролей, и он соглашался с ними.

* (Станислав - поляк Кёсинский, племянник польского революционера Костюшко.)

После меня никто не хотел играть ни Цинну, ни Владислава. Играя Ореста, Станислав лучше всего произносит большой монолог, во всем остальном он посредствен. В роли Сида он более изящен и менее страстен. В общем, все дамы на моей стороне, и если бы не предупреждения г-жи де Н. и не страх рассердить ее, я бы сумел извлечь гораздо больше пользы из своих успехов.

Я оставляю г-же де Н. превосходную актрису в лице Адели и копию самого себя в лице Шарля, высокого девятнадцатилетнего блондина. Он копирует даже мои недостатки. Хорош он только в роли Селевка в "Родогуне", в той сцене, где я играю вместе с ним. Он читает очень хорошо. Однако в сценах неистовства и безумной любви нет равных нам с Аделью. В сценах нежной и юной любви (Ксифаред*, Британик) неплох Дельрие, а Шарль иногда лучше, иногда хуже.

* (Ксифаред - персонаж трагедии Расина "Митридат"; Британник - герой одноименной трагедии Расина.)

Г-жа де Н. не захотела ставить "Федру" даже при закрытых дверях, как предлагал я, из-за "общественного мнения". В этой роли Адель великолепна. Обычно она подражает м-ль Дюшенуа, манерами отдаленно, но чувством очень сильно. Если бы я пожелал, она бы вызвала восторг в роли Заиры, но я не захотел, потому что Оросмана играет Станислав, и г-жа де Н. хочет оставить за ним эту роль, а я не хочу, чтобы она так хорошо играла с кем-нибудь, кроме меня. Как-то раз она высказала мне это (когда я впервые играл Оросмана). Она говорила это со смехом. Я сказал: "Да, но больше не говорите мне об этом". Ее так рассмешил мой ответ и тот полунепосредственный тон, каким он был произнесен, что пришлось рассказать всем девочкам, в чем дело. В этот вечер мы много смеялись. Кончили в половине десятого, а разошлись только в половине второго.

Если бы я захотел хорошенько поработать над Оросманом, я бы сыграл его прилично, но мне не хочется трудиться над этими стихами Вольтера. Я предпочитаю Нерестана, роль которого декламирую без затруднения. Вообще говоря, надо сделать вот что: взять множество маленьких ролей и только семь - восемь крупных. Нет ничего легче, как хорошо прочитать четыре десятка стихов - Аркаса, Пил ада в обоих "Орестах", Тезея и т. д.

Я недурно исполнял Августа*. Как-то раз я отвратительно сыграл Ореста. Все были удивлены. Дело в том, что я был сердит и не думал о своей роли. Следует заметить, что сам я считал свое исполнение великолепным.

* (Август - герой трагедии Корнеля "Цинна".)

В последнее время я не утомляю себя маленькими ролями. Я читаю их прилично, а когда попадается красивый стих, выделяю его, например:

 Для дружбы истинной ничто не тяжело.

Дежан очень хорошо играет большую часть ролей и в особенности Болтуна. Вот уже два месяца, как Адель больше не играет. Это вызвало некоторое недовольство (все немного поворчали), но она привела уважительные причины: слабая грудь, и т. д., и т. д. Через два часа я, по всей вероятности, в последний раз перед долгим перерывом, сыграю Цинну. Может быть, будет Адель (в качестве зрительницы). В душе у меня мрак, я хорошо передам упреки и сцену: "Вы так хотите". Однако, если можно будет, я возьму Августа, тогда мне удастся поболтать. Играю я его гораздо хуже, но мне совершенно неинтересно блистать в глазах Берлье и ему подобных людей, любящих крики. После моей прелестной репризы г-жа де Б., видевшая, как я играл Цинну в первый раз, нашла, что я стал гораздо слабее. При словах "И голову его держа в своей руке" одна женщина едва не лишилась чувств.

Завтра я буду читать Кребильона - сон Тиеста*. Я делаю записи для Адели; если она будет сообразоваться с ними, а я буду в феврале усердно работать, то будущей зимой все будет хорошо. Однако существенно, чтобы никогда не было больше тридцати зрителей. Придерживаться этого, чтобы не слишком выставлять себя напоказ. Я рассчитываю ввести в наш кружок Крозе. Я привел бы его еще в этом году и Фредерика** тоже, если бы у них было свободное время. В следующую зиму у нас каждую неделю будут балы.

* (Тиест - герой трагедии Кребильона "Атрей и Тиест" (1707).)

** (Фредерик - брат Феликса Фора.)

предыдущая главасодержаниеследующая глава





© Злыгостев Алексей Сергеевич, 2013-2017
При копировании материалов просим ставить активную ссылку на страницу источник:
http://henri-beyle.ru/ 'Henri-Beyle.ru: Стендаль (Мари-Анри Бейль)'

Рейтинг@Mail.ru