БИБЛИОТЕКА
БИОГРАФИЯ
ПРОИЗВЕДЕНИЯ
ССЫЛКИ
О САЙТЕ





предыдущая главасодержаниеследующая глава

Глава LXXIII

Мадонна-дель-Монте, 26 октября 1811 г., восемь часов.

Никогда еще я не встречал столь удобной гостиницы, как та, где я пишу эти строки. Это домик Беллати, примыкающий к церкви. Мне хотелось иметь возможность беспрепятственно уходить и возвращаться ночью. Я полагал, что это будет очень трудно сделать - все устроилось само собою. Мне отвели помещение с отдельным входом под колоннадой церкви, и в кармане у меня благословенный ключ, дающий мне свободу. Г-н Беллати, брат кюре, полтора часа занимал меня в высшей степени поучительными беседами; я, в свою очередь, расточал ему любезности, чтобы как можно дружелюбнее завести речь о ключе. Мне не понадобилось совершать эту неосторожность.

Анджела между тем проявила такую неосторожность, которая хорошо показывает разницу между любовью итальянки и француженки. Я прибыл в отвратительную погоду на так называемой портантине. Эта злополучная портантина отнюдь не отличалась изяществом; она была сбита из нескольких палок, подушки для сиденья, куска холста, наброшенного на палки, и зонта из вощеного полотна, продетого между верхними палками и ручкой своей упиравшегося мне в щеку.

Я думал, что гостиница Беллати помещается в конце деревни, противоположном тому, где живет г-жа Пьетрагруа. В отношении гостиницы все оказалось верно, но меня с почетом проводили до моего домика; мое торжественное шествие, озаренное тремя факелами и обращавшее на себя всеобщее внимание,- все это яркое пятно света проплыло в половине седьмого мимо двери.... и под сводами узкого и темного прохода, мимо двери в комнату мужа, оказавшейся открытой. Я сгорбился и втянул голову в плечи, и мое смехотворное шествие не было замечено никем, кроме Анджелы, которая минуту спустя направилась со своим сыном ко мне в домик; она вручила мне записку и сказала, что как раз в эту минуту в комнату, через которую я должен был пройти, поселяют двух монахинь; что она, тем не менее, сделает все возможное для того, чтобы я пришел в полночь; что в понедельник она приедет в Милан. Она показалась мне очаровательной, когда говорила это. Вот записка, которую она сунула мне в руку:

"A mezza notte. La gelosia del marito si e vivamente desta-ta. Prudenza, e preparate tutto per ripartire domani mattina non piu tardi delle 7"*.

* ("В полночь. У мужа пробудилась сильная ревность. Будь осторожен и подготовь все, чтобы уехать завтра утром не позже семи" (итал.).)

Но мне кажется, что эта записка была написана до появления проклятых монахинь.

Пока я доканчивал последнюю строчку предыдущей страницы, кто-то, напевая, подошел к входной двери, которую я не догадался снова открыть, после того как запер ее в присутствии г-на Беллати. Может быть, это красавец Антонио; я тотчас пошел и отпер дверь; я подумал, что он, быть может, принес мне приказ об отмене свидания, ради которого я подставлял себя таким порывам ветра, каких не бывает на Мон-Сенисе.

Моя Анджела оказалась права. Было бы лучше, если бы пришла она. Я отверг эту мысль по вполне понятным соображениям: я подумал о том, что гостиница находится на другом конце деревни, и об ужасной погоде, какая, вероятно, будет в полночь. Правильнее было бы заранее разузнать местоположение моего жилища. Впрочем, из всех, какие я видел, оно самое живописное и удобное для сочинения трагедии.

Сегодня утром я осматривал с восьми до девяти часов Изола-Беллу. Завтракать отправился в Паланцу. В Лавено я высадился в полдень, немедленно выехал оттуда и прибыл в Варезе в половине третьего. В гостинице я вмешался в толпу суетившейся на кухне челяди с целью завязать разговор с любопытным хозяином (г-ном Ронки), наврать ему, что я повсюду ищу г-на Стромбека, а главное, узнать, не прогнала ли плохая погода Анджелу.

Все вышло довольно удачно; я выехал в четверть пятого, в погоду вроде той, какая бывает на Мон-Сенисе, после очень изысканного, но довольно бессодержательного разговора с адвокатом della Chiese*. На полпути, миновав Сант-Амброджо, я расстался с экипажем и нанял портантину. Остальное вам известно. Я сижу здесь в половине девятого, один в моем удобном помещении, дождь и ветер стучат ко мне в окна; их шелест и потрескивание огня в камельке - единственный шум, который доносится до моего слуха. Почитаю сейчас томик Оссиана, составляющий весь мой багаж.

* (Церкви (итал).)

предыдущая главасодержаниеследующая глава





© Злыгостев Алексей Сергеевич, 2013-2017
При копировании материалов просим ставить активную ссылку на страницу источник:
http://henri-beyle.ru/ 'Henri-Beyle.ru: Стендаль (Мари-Анри Бейль)'

Рейтинг@Mail.ru