БИБЛИОТЕКА
БИОГРАФИЯ
ПРОИЗВЕДЕНИЯ
ССЫЛКИ
О САЙТЕ





предыдущая главасодержаниеследующая глава

77. Барону де Маресту

Милан, 13 ноября 1820 года.

Милый друг, добавьте нижеследующую мысль к семидесяти трем, уже полученным вами, и поместите их в конце книги "О любви".

Я прочел в сегодняшней утренней газете ("Courrier Frangais", № 492, от 24 октября 1820 года), что и г-н де Жуи*, видный писатель, плохо отзывается о Гельвеции. Гельвеций был совершенно прав, когда он установил, что принцип полезности или интереса является единственным двигателем всех человеческих поступков. Но так как душа у него была холодная, он не знал ни любви, ни дружбы, ни других пылких страстей, создающих новые и особые интересы.

* (Виктор-Жозеф Этьен, известный под именем де Жуй (1764-1846),- французский писатель и публицист.)

Возможно, что Гельвеций никогда не догадывался, что. это за интересы; я слишком давно не перечитывал его сочинения, чтобы утверждать это. Быть может, принимая во внимание легкость, с какой добрая публика позволяет ввести себя в заблуждение, он не должен был бы употреблять слово интерес и заменить его словом удовольствие или принцип полезности.

Без всякого сомнения, он должен был бы начать свою книгу следующими словами: "Регул*, возвращаясь в Карфаген, чтобы отдать себя на ужасные муки, подчинялся своему стремлению к удовольствию или своей заинтересованности".

* (Регул (III век до н. э.) - римский полководец. Взятый в плен карфагенянами, он был послан ими в Рим для заключения мира, но в случае отказа римлян от мира должен был вернуться. Регул убедил римлян отвергнуть мир и вернулся в Карфаген, где был подвергнут пыткам, а затем казнен.)

Г-н де Луазероль*, идя на смерть для спасения своего сына, подчинялся принципу заинтересованности. Поступить иначе было бы для такой героической души неслыханной низостью, которую она себе никогда не простила бы; как только у него появилась такая возвышенная мысль, она тотчас же подсказала ему его долг.

* (Луазероль, Жан-Симон де (1732-1794) - французский дворянин. Существовала версия, что он был гильотинирован вместо своего сына в результате судебной ошибки, о которой он сам умолчал из отеческой любви, но эта версия малодостоверна.)

Если бы Луазероль, человек разумный и холодный, не боялся угрызений совести, он не ответил бы вместо сына на зов палача. В этом смысле можно сказать, что нужно быть умным для того, чтобы любить по-настоящему. Вот вам душа прозаическая и душа страстная.

предыдущая главасодержаниеследующая глава





© Злыгостев Алексей Сергеевич, 2013-2017
При копировании материалов просим ставить активную ссылку на страницу источник:
http://henri-beyle.ru/ 'Henri-Beyle.ru: Стендаль (Мари-Анри Бейль)'

Рейтинг@Mail.ru