БИБЛИОТЕКА
БИОГРАФИЯ
ПРОИЗВЕДЕНИЯ
ССЫЛКИ
О САЙТЕ





предыдущая главасодержаниеследующая глава

Глава XV. "Торвальдо и Дорлиска"

После шумного успеха "Елизаветы" Россини был вызван в Рим на карнавал 1816 года; там он сочинил для театра Балле довольно посредственную оперу semi-seria*, "Торвальдо и Дорлиска" и для театра Арджентина - своего знаменитого "Севильского цирюльника"**. Россини написал "Торвальдо" для двух первых басов - Галли и Реморини; в 1816 году Лабаш и Цукелли были еще мало известны. Теноровые партии исполнял Доменико Донцелли, тогда еще превосходный и полный огня певец.

* (Полусерьезную (итал.).)

** ("Севильский цирюльник" с музыкой Паэзиелло был представлен в первый раз в Санкт-Петербурге в 1782 году, а в Париже - в 1789 году, за два дня до падения Бастилии.)

В большой арии Дорлиски восклицание

 Ah! Torvaldo! 
 Dove sei?*,

* (Ах, Торвальдо, где ты? (итал.))

исполненное широко и смело, всегда производит сильное впечатление. Продолжением этой арии служит терцет тирана, любовника и привратника-буффа:

 Ah, "quel raggio di speranza!*

* (Ах, это луч надежды! (итал.))

да и вся опера в целом принесла бы, пожалуй, известность какому-нибудь заурядному композитору, но к популярности Россини она ничего не добавляет. Она похожа на плохой роман Вальтера Скотта, соперника Пезарского композитора по европейской славе. Конечно, какой-нибудь неизвестный автор, написав "Пирата" или "Аббата", сразу же перестал бы быть писателем второстепенным. Большого мастера всегда отличает смелость линии, пренебрежение к мелочам, грандиозность мазка: он умеет экономить внимание, направляя его целиком на то, что важно. Как Вальтер Скотт повторяет три раза одно слово в фразе, так Россини повторяет один и тот же оборот мелодии, исполняемой поочередно кларнетом, скрипкой и гобоем.

Один набросок Корреджо говорит мне больше, чем целая большая, тщательно написанная картина Шарля Лебрена или кого-нибудь из наших великих живописцев.

В опере "Торвальдо и Дорлиска", либретто которой своим глупым однообразием и полным отсутствием всякой индивидуальности в стиле и в стихах напоминает мне перевод какой-нибудь бульварной мелодрамы, тиран поет великолепное agitato. Это одна из самых красивых арий для баса; поэтому Лаблаш и Галли постоянно исполняют ее на концертах. Чтобы те из читателей, которым не довелось ее слышать, не сожалели об этом, добавлю, что эта ария не что иное, как знаменитый дуэт во втором акте "Отелло":

 Non m'inganno, al mio rivale*.

* (Нет, я не ошибаюсь; моему сопернику (итал.).)

предыдущая главасодержаниеследующая глава





© Злыгостев Алексей Сергеевич, 2013-2017
При копировании материалов просим ставить активную ссылку на страницу источник:
http://henri-beyle.ru/ 'Henri-Beyle.ru: Стендаль (Мари-Анри Бейль)'

Рейтинг@Mail.ru